Одной из самых выразительных архитектурных доминант сегодняшнего Минска в центральной части города по праву считается Свято-Духов кафедральный собор. Гармония его внешнего облика, сохранённая в соразмерности пропорций собора, мягкости очертания его колокольных башен, направленных вверх, очевидно контрастирует с грубыми, угловатыми формами зданий, которые находятся недалеко от храма.

Свято-Духов собор обращает на себя внимание, так как напоминает нам про горний мир, воспринимается будто музыка, которая чудом воплотилась в построении. В то время, когда многое из окружающей архитектуры звучит диссонансом этому возвышенному чувству, подавляет в нас радостное настроение, пригнетая грозностью своих объёмов.

Таким является первое впечатление, которое возникает в душе, при знакомстве с Минским кафедральным собором, который круто возвышается над площадью Свободы.

Рождённый для жизни талантливыми мастерами, имена которых нам не известны, храм украшает исторический центр Минска, представляя собой в архитектурном отношении двухбашенную, трёхнефную базилику, сделанную в стиле виленского (белорусского) барокко.

Место, на котором расположился Минский Свято-Духов кафедральный собор, издревле принадлежало Православной Церкви. До насильственного введения  в Минске церковной унии после 1596 года здесь размещался православный мужской монастырь во имя бессребренников Космы и Дамиана. Также этому монастырю принадлежали земли, прилегающие к современному кафедральному собору. Об этом историческом факте сохранились сведения в инвентарной описи 1784 года. В XVI веке это была восточная окраина древнего Минска. Монастырские здания были одними из сооружений, имевших оборонное значение.

Первые сведения об этом православном монастыре относятся к началу XV века. Упоминается он и в исторических документах начала XVII столетия. Белорусский этнограф и писатель Павел Шпилевский, изучивший в XIX веке древние акты и грамоты Минской губернии, указывает на существование к началу XVII столетия православной монастырской церкви –  «Козьмодемьяновской …; при ней было училище». Встречается в документах упоминание и о Козьмодемьяновской горе, на которой ныне возвышается Свято-Духов кафедральный собор.

Надо заметить, что до конца XVI века преимущественное большинство храмов в Минске являлись православными церквями. Сохранились сведения о существовании в городе с конца ХI и до начала XVII века шестнадцати монастырских и приходских церквей: соборная Рождества Пресвятой Богородицы, Николаевского монастыря, Спасо-Вознесенская (монастырская), Свято-Духова (монастырская), Космо-Дамиановская (монастырская), Воскресенская, Георгиевская, Спасо-Преображенская (женского монастыря), Петро-Павловская (монастырская), во имя Праскевы Пятницы, Борисо-Глебская, Свято-Троицкая, Михайловская, во имя преподобной Евфросинии и во имя Предтечи и Крестителя Иоанна.

фрагмент знамени
Фрагмент знамени минских портных с изображениями защитников цеха
бессребренников Косьмы и Дамиана. 1830 г.

В начале XVII века имущество и сам Космо-  Дамиановский монастырь были незаконно конфискованы польскими властями у православных и переданы униатам. Церковная уния была встречена православными минчанами всех сословий с неудовольствием и ропотом. Документально зафиксированы следующие массовые выступления минчан против церковной унии: 1 марта 1597 года – выступление горожан против униатского митрополита Михаила (Рогозы), в 1612 и 1616 годах, также, произошли массовые выступления горожан против Брестской церковной унии.

Из-за незаконной конфискации польским королем у православного населения Минска всех храмов и монастырей, в 1613 году минскими горожанами было учреждено Петро-Павловское братство (совр. Петро-Павловский собор на Немиге). Это братство было самым крупным из семи минских братств (соборное госпитальное при замковой церкви Рождества Богородицы, Воскресенское, Крестоносное, Святого Михаила, Святого Николая, Святого Иоанна Крестителя и Святой Анны), которые вели постоянную борьбу с унией. При братствах были устроены школы, богадельни и типографии. В 1620 году Петро-Павловское братство было утверждено Патриархом Иерусалимским Феофаном IV. К этому времени (конец XVI века) в городе Минске проживало около 5 тысяч человек. Из-за того, что минчане отказались принять Брестскую церковную унию и, следовательно, отказались посещать переданные униатам храмы и монастыри, для римско-католических церковных властей встал остро вопрос материального содержания всего недвижимого имущества конфискованного у православных. Из-за трудности его разрешения, многие бывшие православные храмы и монастыри, в том числе Космо-Дамиановский монастырь, были переданы униатами монашеским орденам латинского обрядя Римско-католической церкви. Это произошло в 1633 году. Таким образом, храмы и другое недвижимое имущество бывшего православного Космо-Дамиановского мужского монастыря отошло к женскому римско-католическому ордену бернардинок. Через некоторое время в бывшем монастыре произошел пожар, уничтоживший храмовые и иные постройки. Пожары в этот период были не редким явлением в Минске, отчего страдало местное население. До конца XVI века вся застройка Минска была деревянной и, только начиная с XVII века, во многих местах стали возводиться каменные здания.

После пожара в период с 1633 по 1642 годы на землях бывшего Космо-Дамиановского православного монастыря был возведен храм бернардинок (здание нынешнего собора). Каменный монастырский комплекс был построен позже в 1652 году.

В годы русско-польской войны (1654-1667) храм был значительно повреждён. Поэтому, неслучайно, в августе 1687 года его снова освятил епископ Виленский Николай Слупский.

Интересные воспоминания о жизни монахинь-бернардинок оставил стольник российского царя Петра І, П.А. Толстой, который в 1697 году проезжал через Минск: «Был я в кляшторе панен барнадынок, – отметил он, – девицы барнадынки ходят в черном… носят власяницы толстыя и подпоясаны веревками с узлами, ступают всегда босыми ногами в зиме и в лете, и на колодках, в костел ходят тайной лестницей, устроенной в стене, и стоят на хорах, смотря в костел малыми скважинами сквозь решетки, чтобы люди их не видели. Те барнадынки при мне играли на органах и пели зело предивно…».

Сохранились сведения о том, как выглядел храм бернардинок в начале XIX века. По обеим его сторонам имелись небольшие каменные часовни. На башнях звучали 3 маленьких колокола; на центральном фронтоне (где сегодня видим мозаику иконы Божьей Матери) был большой колокол, весь костёл был побелён, его крыша покрыта гонтом, а колокольные башни – жестью. Рядом с монастырём находился ряд построений хозяйственного назначения.

В 1741 г. храм сильно пострадал от пожара, после которого подвергся реконструкции. Серьезным бедствием для Минска были частые пожары. Большой ущерб нанесли они городу в 1809, 1813, 1822 годах, но самый сильный пожар вспыхнул 30 мая 1835 г. во время контрактовой ярмарки. Тогда первым, как раз, загорелся женский бернардинский монастырь – здание современного кафедрального собора с прилегающими к нему постройками. Из-за бездействия пожарной команды огонь быстро охватил всю центральную часть города. Пламя бушевало около 8 часов. Ущерб, нанесенный городу, был поистине ужасным: пострадало много жилых домов, большая часть культовых сооружений, в том числе сам женский монастырь бернардинок, гимназия, городской театр.

Пострадавший от пожара храм монахиням-бернардинкам восстановить в первоначальном виде не удалось, а в 1852 году, из-за сокращения количества монахинь в нем, храм и вовсе закрывают. Оставшихся нескольких монахинь перевезли в бернардинский монастырь в город Несвиж. Всё своё имущество, кроме колокола, оставленного на фронтоне храма, бернардинки забрали с собой. Храм оставался некоторое время бесхозным.

Несмотря на то, что имущество Космо-Дамиановского мужского монастыря было незаконно конфисковано польскими властями у православных и передано униатам, а потом монахиням-бернардинкам, которые возвели свой храм на его месте, народная память о православном монастыре сохранялась в течение более чем трех веков вплоть до XX века. Об этом факте свидетельствует то, что до 1931 года улица, которая спускалась вниз от Соборной площади (совр. площадь Свободы) носила название Козьмодемьяновской. Эта улочка была короткой и кривой и считалась одной из древнейших в Минске. В древности она пролегала по кратчайшему пути на юго-востоке от городской крепости и связывала нижнюю часть Минска – Замчище – с верхней его частью (выходила к нынешнему Свято-Духову кафедральному собору). Улица Козьмодемьяновская отмечена на карте Минска, датированной 1793 годом. На плане видно, что ее границами служили монастырь бернардинок (современный кафедральный собор) и улица Немизская (тогдашнее название Немиги).

В XVIII веке Козьмодемьяновская улица была единственной в городе, целиком застроенная каменными домами. Являлась уникальным памятником градостроительства эпохи Ренессанса. Узкая, искривленная, темная, мощенная булыжником улица круто поднималась в гору. Застроена она была двух- и трехэтажными домами, на первых этажах которых размещались многочисленные мастерские, лавочки и мелкие магазины. В обиходе улицу называли «Темными крамами» или «Памиж темных крам». Сказывалась на жизни Козьмодемьяновской и близость к Низкому рынку. В выходные и праздничные дни улица была заполнена многочисленными торговцами самым разным товаром. Были здесь и свои промышленные предприятия.

В 1933 году Козьмодемьяновскую улицу переименовали в честь советского поэта и писателя Демьяна Бедного (настоящее имя Ефи́м Алексе́евич Придво́ров).

 улица Улица Козьмодемьяновская, 1931 год.

До войны улица Козьмодемьяновская (с 1933 года Д.Бедного) еще сохраняла свой облик. Однако во время Великой Отечественной войны фашистские бомбардировки превратили улицу в руины. Полностью же следы улицы исчезли в 1989 г. в связи со строительством станции метро «Немига». От прежней Козьмодемьяновской улицы не осталось и следа…

До 1860 года здание бывшего женского бернардинского монастыря (современный Свято-Духов собор) пустовало. В этом году храм вернулся Православной Церкви, в нем был сделан небольшой ремонт, и он был освящён в память равноапостольных Мефодия и Кирилла. На протяжении нескольких последующих лет в церкви проводились богослужения для учащихся Духовной семинарии, переведенной из Слуцка в Минск. Семинаристы проживали в соседних монастырских корпусах. Таким образом, через 250 с лишним лет, историческая справедливость восторжествовала, и земли некогда незаконно отобранного у православных минчан Космо-Дамиановского мужского монастыря возвратились прежнему и законному его собственнику – Православной Церкви.

вид минскВид Минска. Одно из первых фото города. 1863 г. Снимок был опубликован в журнале «Фотографическая иллюстрация», 1863, № 8-9. (Источник: «Гісторыя беларускай кнігі», т.2, с. 104).

В конце 60-х годов XIX века храм выглядел очень плохо, из-за чего он требовал капитального ремонта. Представить себе состояние церкви в то время можно, ознакомившись с рапортом направленным епархиальному начальству от Петра Елиновского, протоиерея Минского Петро-Павловского собора. «При внимательном осмотре Кирилло-Мефодиевской церкви, – писал протоиерей П.Елиновский, – нашел, что здание это в самом жалком состоянии… Оно было в пожаре 30 мая 1835 года и 30 ноября 1852 года. После пожара крыша построена в первый раз деревянная, а в другой – железная, но наружность церкви не была исправлена с 1825 года, а колоколенных башен не покрывали ни после первого, ни после второго пожара».

Особую роль в истории храма сыграл архиепископ Минский и Бобруйский (Туровский) Александр (Добрынин) (1868-1877). Это был всесторонне образованный человек, воспитывавшийся под непосредственным руководством приснопамятного Митрополита Литовского и Виленского Иосифа (Семашко). С 1879 года он стал достойным преемником выдающихся и ревностных пастырей-митрополитов Иосифа (Семашко) и Макария (Булгакова) на Литовской кафедре. Для укрепления православия в Беларуси и Литве он построил и лично освятил церкви, открыл новые и возобновил старые братства. Его стараниями и заботами многие церкви и причты в крае были обеспечены угодьями и постройками. Эта деятельность, в связи с замечательными личными качествами архиепископа Александра – кротостью, сердечностью, простотой и приветливостью в общении, а также доступностью для всех и религиозностью, сопровождавшейся делами любви и милосердия, оставила по нем глубокую память у населения Минской и Виленской губерний.

высокопреосвященный александр

Высокопреосвященный Александр (Добрынин),
Архиепископ Минский и Бобруйский (Туровский) (1868-1877),
Литовский и Виленский (1879-1885).

 В 1869 году, по ходатайству архиепископа Александра (Добрынина), из казны были выделены необходимые средства для приведения храма и прилегающего к нему здания в должный порядок, чтобы открыть здесь мужской православный монастырь. Выделена была сумма в 13 тысяч рублей (по тем времена очень значительная сумма), половину которой использовали при ремонте храма и на устройство в нём нового иконостаса.

Протоиeрей П.Елиновский был признан ответственным за ремонт церкви. Взявшись за это сложное дело, он произвел капитальный ремонт. Под его началом был отреставрирован не только сам храм, но и монастырский корпус.

реставрация собора в к.20 века

Реставрация собора в конце ХХ века.

Открытие монастыря состоялось 4 января 1870 года, а в мае последовало предписание Синода именовать его Свято-Духовым. Освящение главного престола монастырского храма в честь Сошествия Святого Духа было совершено 22 октября 1870 года, а 1 ноября того же года был освящён правый придел храма в честь святых Мефодия и Кирилла.

Братию составили монахи древнего Слуцкого Свято-Троицкого монастыря. В Минск были переведены его библиотека, ризница и многое другое монастырское имущество. Приехавших из Слуцка монахов встретили празднично. Епископ Минский Александр (Добрынин) благословил монахов иконой Виленских мучеников – Антония, Иоанна и Евстафия. Из Киево-Печёрской лавры также, в качестве благословения, была прислана икона Успения Пресвятой Богородицы, – копия с чудотворной иконы, которая с древних времён сохранялась в знаменитом Киевском монастыре.

Приехавшие из Слуцкого Свято-Троицкого монастыря иноки, как дорогую им память, «возложиша на престол» Свято-Духовой церкви древнее Евангелие, лично переписанное в 1582 году православным князем Юрием II Юрьевичем Олельком. На серебряной обложке того Евангелия имелась надпись: «во имя Пресвятыя и Живоначальныя Тройцы Отца и Сына и Святаго Духа: сие святое Евангелие рукою властною Юрий Юрьевич Олелько, княжо Слуцкое вписан от Р.Х. 1582 июня 4 дня и подал вечными часи, до Святой Тройцы благочестивой Архимандрии Слуцкой, для вечного богомоления и спасения души своея в незабитную память, как прародителей наших Князей Слуцких и родителей и самого себя. Лето 1584”.

юрий юрьевич

Юрий Юрьевич II Олелькович, князь Слуцкий и Копыльский
(17 августа 1559 – 6 мая 1586),
отец праведной Софии Слуцкой

Кроме Слуцкого Евангелия в Свято-Духовой церкви хранились другие святыни, среди которых – икона святителя Никиты, епископа Новгородского, с частицей его мощей; прижизненный портрет святителя Тихона Задонского, четыре посеребренных креста, служивших ковчежцами для мощей. Имевшаяся на одном из крестов надпись свидетельствовала, что в крестах содержатся частицы святых мощей многих угодников Божиих.

Свято-Духова церковь действовала до начала 1918 года и являлась монастырской. В 1905 году число насельников обители не превышало десяти. Среди них был один архимандрит, один игумен, четыре иеромонаха, два иеродиакона и двое монахов. При монастыре существовала ремесленная школа, в которой дети-сироты учились мастерству плотников.

вид на высокий рынок

Вид на Высокий рынок с Троицкой горы. С рис. Я. Дроздовича. 1919 г.

 В 1914-1916 годах богослужения в церкви часто проводил Преосвященный Феофилакт (Клементьев), епископ Слуцкий, викарий Минской епархии, который в 1917 году уехал на Поместный собор в Москву. После Феофилакта непродолжительное время настоятелем храма служил архимандрит Афанасий (Вечёрка), которому принадлежит авторство интересной книги о праведной Софии, княгини Слуцкой и Копыльской, нетленные мощи которой и ныне сохраняются в соборе. Эта книжка вышла в Минске в 1912 году и представляет собой библиографическую редкость.

В 1918 году после прихода к власти большевиков монастырь был закрыт, и вскоре богослужения в Свято-Духовом храме прекратились. После этого многое из церковной утвари бесследно исчезло. В самом храме новые власти распорядились устроить спортивный зал для пожарной команды, затем архив. По некоторым свидетельствам, криптовая часть храма в конце 1920-х – начале 1930-х годов была приспособлена под пересыльную тюрьму, в которой содержались «раскулаченные» крестьяне. Как свидетельствуют минские сторожилы, новые хозяева храма сняли с башен собора кресты и водрузили на их место красные флаги. Однако порывами ветра они были сорваны и сброшены вниз.

Сохранилась история, что в советские времена от уничтожения здание Свято-Духова собора спасло только чудо. В 1938 году население города согнали к его стенам на митинг. Для соответствующего антуража недалеко от входа разложили костер, где сжигали религиозную литературу. Чтобы поздравить трудящихся, на трибуну поднялся оратор, который поклялся не сойти с места, если храм не будет разрушен. Но, спускаясь с трибуны, он оступился и сломал обе ноги. А когда на следующий день ветер сорвал с башен красные флаги, повешенные вместо крестов, большевики посчитали лучшим не трогать здание.

После конфискации Свято-Духовой церкви у православных верующих, её иконостас разобрали и перенесли на сохранение в женский Спасо-Преображенский монастырь, который находился на том месте, где находятся в настоящее время здания Генеральной прокуратуры и кинотеатра «Победа». Отсюда в 1921 году этот иконостас попал в приходскую церковь деревни Прилепы, которая находится под Минском. Там его снова собрали и на Вербное воскресение освятили. Вместе с иконостасом в Прилепы перевезли ещё некоторые иконы, которые раньше находились в Свято-Духовой церкви. Среди них выделялись следующие: запрестольная икона Пресвятой Троицы, иконы равноапостольных Мефодия и Кирилла, бесребренников Космы и Дамиана, великомученика и целителя Пантелеимона, великомученицы Варвары, апостола архидиакона и первомученика Стефана. Все они были уничтожены в 30-е годы во время закрытия храма в Прилепах…

Во время Великой Отечественной войны богослужения в Свято-Духовом храме возобновились. Освящение церкви совершил Преосвященный Филофей (Нарко), епископ Могилевский и Мстиславский. По проекту инженера Антона Яковлевича Васильева в начале 1943 года в храме поставили новый трёхъярусный иконостас (разобранный в 1961 году). Жертвователем храма стал один горожанин, который предоставил на ремонт собора средства, вырученные им от продажи двух собственных домов.

храм во время вов

Вид храма в годы Великой Отечественной войны (1941-1943 гг.).

Одновременно с храмом возродился и Свято-Духов мужской монастырь, в котором жило трое монахов. Настоятелем церкви в военное время служил игумен Пантелеимон (фамилия неизвестна). Ему помогал иеромонах Юлиан (Троцкий). Позже к ним присоединился архимандрит Серафим (Шахмудь) (1901-1946), и в 1943 году он был назначен настоятелем Свято-Духовой церкви. Архимандрит Серафим пользовался широкой известностью, поскольку принимал участие в годы войны в открытии многих церквей. В Минске о.Серафим принял на себя добровольное попечение над больницами города, инвалидными домами и детскими приютами. Его можно было часто видеть посещающим людей, обездоленных войной. Он исполнял свой пастырский долг неукоснительно строго. В 1944 году с приходом Красной Армии он был арестован. На допросах арестованный священнослужитель держался с мужеством. Не скрывая от «следователя» своих взглядов, архимандрит Серафим на вопрос о том, что он говорил во время проповедей, когда ездил по Беларуси, прямо сказал, что часто обращался к народу примерно со следующими словами: «Россия была верующая. Верили наши предки, деды, прадеды, отцы, и теперь мы вновь заживем счастливо через веру. Нехорошо, что безбожники закрывали наши святыни, что ваши отцы и матери умирали без напутствия Святых Тайн и хоронились без священника, а дети росли не крещеные и не венчались…». В 1946 году священномученик скончался, находясь в заключении в тюрьме НКВД СССР.  В 2000 году он был причислен к лику святых новомучеников и исповедников Русской Церкви XX века.

архимандрит серафимПреподобномученик архимандрит Серафим (Шахмудь),
память 6 августа (н.ст.).

Очередной настоятель Свято-Духова собора протоиерей Серафим Стефанович Баторевич в 1951 году также был арестован и осуждён на 25 лет заключения. Протоиерей С.Баторевич в период с 1947 по 1951 годы являлся настоятелем Минского Свято-Духовского кафедрального собора. Одновременно он исполнял обязанности благочинного приходов города Минска и епархиального секретаря. По воспоминаниям прихожан, протоиерей С.Баторевич совершал богослужения благоговейно и ревностно. Он был замечательным проповедником, обладал художественным и певческим даром, с любовью относился к своей пастве и был горячо любим прихожанами. Скончался 21 апреля 1960 года, на Пасху Христову, от последствий лучевой болезни, полученной в заключении.

После своего открытия в 1942 году Свято-Духова церковь более не закрывалась. В 1945 году из закрытого Петропавловского собора в Свято-Духов храм была внесена древняя святыня – чудотворная Минская икона Пресвятой Богородицы. В 1947 году над собором были воздвигнуты кресты. В первой половине 1950-х годов был осуществлён капитальный ремонт внутренней части храма, на что была израсходована значительная по тем временам сумма в 500 тысяч рублей.

В 1953 году с северной стороны храма был устроен придел в честь великомученицы Варвары, котором была помещена частица святых мощей этой святой. В 1968 году в южном приделе собора был утверждён престол в честь Казанской иконы Божией Матери. У северной стены храма установлена рака с мощами праведной Софии, княгини Слуцкой, а в криптовой части собора устроен придел в честь равноапостольных Мефодия и Кирилла, который действует как крестильная церковь.

С 1961 года Свято-Духову храму присвоен статус кафедрального собора Минской епархии.