off

Неделя 15-я по Пятидесятнице. Какая наибольшая заповедь?

48c31e05fc3c07d19538a82cc247409eЕвангельское чтение дня:

Мф. 22:35-46

И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря:

Учитель! какая наибольшая заповедь в законе?

Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим:

сия есть первая и наибольшая заповедь;

вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя;

на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки.

Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их:

что вы думаете о Христе? чей Он сын? Говорят Ему: Давидов.

Говорит им: как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит:

сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих?

Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему?

И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его.

Для того, чтобы понять первую строку притчи, необходимо вспомнить, что в иудейском народе законники составляли отдельное сословие. Они детально изучали закон Моисея, Священное Писание, а часто и толкования старцев, и это было единственное, чем они занимались. И в настоящее время в среде религиозных иудеев считается, что очень хорошо иметь в семье подобного законника. Отсюда видно насколько было и остается уважаемо звание законника-богослова у иудеев.

И вот один из этих специалистов приступает к Иисусу Христу, как известно, не изучавшему богословские истины, с «хитрым» вопросом о том, какая заповедь наибольшая. «Хитрым» этот вопрос становится тот час же, как мы вспоминаем, о том, что по учению книжников, тщательно изучавших закон, в нем можно насчитать 613 заповедей. Если Господь возвысит одну заповедь, то Он умалит другие, а все заповеди равноценны пред Богом, говорят они. Законники часто понимали Священное Писание не по духу, а по букве. Формально они знали все, но в жизни применять эти знания не умели, а может быть, и не хотели.

И Иисус Христос отвечая профессору богословия, говорит о любви не потому, что эта заповедь исключает другие, а потому что она включает в себя все заповеди. Христос не противопоставляет любовь закону, но показывает, какая величайшая заповедь сокрыта внутри закона, какое сокровище хранится в его глубине. Весь закон и пророки, говорит Он, утверждаются на этих двух заповедях. Это значит, что все Писание лишается смысла — все заповеди — если нет в них любви, по крайней мере, устремленности к любви.

Заповеди «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим» и: «возлюби ближнего твоего, как самого себя» взяты из Священного Писания Ветхого Завета. Это было заповедано Господом через пророка Моисея. Первая заповедь приводится в книге Второзакония, другая – в книге Левит.

Что значит возлюбить Господа Бога всем сердцем, всей душой и всем разумением? Сердце человека является источником всех его чувств и мыслей, мыслей как сокровенных убеждений человека, а не как конкретных образов и желаний, ибо настоящее, истинное убеждение человека состоит именно в том, к чему он стремится внутренне и в чем убежден в своем сердце. Конечно, любой человек может говорить о возвышенных вещах и о нравственности, но если из его сердца исходят безнравственные пожелания и помыслы, значит таковы его сердечные убеждения. Поэтому любить сердцем – значит, любить действительно. Если же человек не имеет любви в сердце, то, в лучшем случае, он только хочет любить. Нам заповедано, прежде всего, любить Бога, причем не какой-то частью своего сердца, а всем сердцем, до самой его глубины.

Вторую заповедь Господь Иисус Христос называет подобной первой, она – как бы ее тень, образ. Подобно тому, как человек есть образ и подобие Божие, так и заповедь о любви к ближнему есть образ и подобие заповеди о любви к Богу. Любовь к человеку — это подобие любви к Богу. Поэтому то и дает нам предостережение Иоанн Богослов в одном из его Посланий: если кто говорит «я люблю Бога», но не любит своего ближнего, тот лжет; потому что как может он говорить о любви к Богу невидимому, неосязаемому, когда он даже неспособен любить своего ближнего, который конкретен, осязаем, чья нужда вопиет к нему, чья любовь предложена, подчас так щедро, подчас так робко?

Митрополит Сурожский Антоний учит нас: «<…>если ты хочешь научиться, как любить Бога, хотя бы зачаточно, – научись любить своего ближнего. Но как? Тотчас же, в нашей заносчивости, мы думаем, как бы нам возлюбить ближнего великодушно, героически, жертвенно: Христос же говорит: «Люби ближнего, как самого себя». Что это означает? Прежде всего, на самом простом материальном уровне, это означает, что чем бы ты ни обладал, чем бы ты ни пользовался от жизни, позаботься, чтобы хоть один человек, один-единственный человек получил бы от тебя столько же, сколько ты берешь от жизни…»

Похоже, что любить своего ближнего, даже самого дорого из всех ближних, мешает нам наша сосредоточенность на самом себе. Нет другого пути, чтобы научиться любить кого бы то ни было, кроме как отрешиться от себя. Что значит «отрешиться от себя»? Это значит оторваться от себя и посмотреть на других, вглядеться в человеческие лица, в человеческие обстоятельства, в их нужды и в их радость. Только умея так видеть других людей, мы становимся способными отдавать. Не только самому брать от жизни, но и делиться своими ресурсами с окружающими. Если бы каждый человек научился отдавать хотя бы одному, самому близкому для него человеку, то насколько щедра стала бы жизнь вокруг нас.

Только избавившись от рабства самим себе, мы можем заметить, как широко наше сердце, как сильно и как многих мы можем любить, и как мы можем начать любить Бога истинно, всем нашим умом, всем нашим сердцем, всей нашей силой любви.

Что же значит возлюбить Господа Бога всем сердцем своим? Мы можем очень хорошо что-либо знать, в чем-либо разбираться, но до тех пор, пока мы не убедимся в чем-то своим сердцем, мы не можем сказать, что на самом деле верим так, как думаем.

Настоящие, искренние мысли – это те, которые «из сердца исходят», с которыми оно согласно или в которых убеждено, поэтому Господь и сказал: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим». Может быть, эта заповедь была особенно уместна как упрек законнику, считавшему самым важным умственное религиозное развитие и ставившему выше всего теоретическое знание. Такому ученому человеку в особенности нужно было напомнить, что Бога нужно любить, прежде всего, сердцем, а не одним умом. «И всею душою твоею», то есть всей жизнью. Не только поступки, но и желания человека не должны противоречить любви к Богу. «И всем разумением твоим». Насколько мы к этому способны, необходимо любить Бога и всем своим умом. Некоторые толкователи дают этому такое объяснение: возлюбить Господа «всем разумением», или, по-славянски, «всею мыслию» – значит всегда устремлять свой ум к Богу.

Тот, кто истинно любит Первообраз, каковым является Бог, будет любить и образ, Им созданный, то есть человека. Мы можем, желая угодить Богу и как-то выразить свою любовь к Нему, и не имея возможности ничего для Него сделать, ибо Бог ни в чем не нуждается, изливать это свое чувство на ближнего как на образ невидимого Бога.

И здесь важно понять, что любить ближнего, это не значит, что нужно в любом случае ему угождать, терпеть все его душевные немощи, в том числе и пороки, и потакать им, имеет смысл это делать до тех пор, пока это не противоречит любви к Богу. Ведь иногда желания людей противны Божьим заповедям и, потакая им, мы нарушаем первую и наибольшую заповедь. Один греческий подвижник благочестия, живший в недавнее время, сказал: «Если ты хочешь найти любовь к ближнему, то ищи ее в Иисусе». В этих простых словах заключается великий опыт его молитвенной практики.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) обращает наше внимание на то, что прежде чем возлюбить ближнего, нужно правильно возлюбить самого себя, ведь если я желаю себе чего-то неправильного (что происходит от моих неправильных убеждений), то и ближнему я буду желать вредного для него.

«На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки», говорит Спаситель. Здесь Иисус Христос пытается показать нам, что люди, относящиеся к Священному Писанию как к некой науке, склонны внешнему поведению придавать очень большое значение, а о внутреннем, собственно духовном не радеть. Законники детальнейшим образом изучали Моисеев закон, но не понимали его сути, не стремились к исполнению этих двух заповедей о любви – они обращали внимание лишь на внешнее. Жертвоприношения, некоторые обряды и разнообразные мелочи, второстепенные вещи, затмили от них суть Писания, которая заключается в любви.

Иисус Христос из всего Священного Писания выделил несколько самых главных и важных слов. Можно даже сказать, единственно важных, потому что, как говорит апостол Павел, любовь есть «совокупность всех совершенств» (Кол. 3:14).

Тропарь.Глас 6

Ангельския силы на гробе Твоем / и стрегущии омертвеша, / и стояше Мария во гробе, / ищущи Пречистаго Тела Твоего. / Пленил еси ад, не искусйвся от него; / сретил есй Деву, даруяй живот. / Воскресый из мертвых. Господи, слава Тебе.

Автор